Новости и статьи

Чем больше добываем – тем больше разливаем? 22.06.2013

Чем больше добываем – тем больше разливаем?

Ханты-Мансийский округ, или Югра — сердце нашей нефтяной державы. 
Нефть и газ обеспечивают 25% российского бюджета, а также бешеную инфляцию и тотальную зависимость от цен на углеводороды. То, что мы видим вокруг — обратная сторона сырьевой экономики, скрытая от глаз европейских потребителей российского сырья и жителей больших городов, которые прожигают нефтяные доходы.
В отдаленных регионах, где в основном и сконцентрированы нефтепромыслы, нефтяные компании ведут себя как полноправные хозяева.
Властные, но совершенно безответственные. Государство так и не отладило систему контроля и надзора, небольшие аварии чаще всего просто остаются незамеченными. За крупные разливы компания отделывается мизерными на фоне их доходов штрафами.
Российская нефтяная промышленность ежегодно разливает свыше 30 миллионов баррелей нефти — это в семь раз больше, чем вылилось во время бедствия на Deepwater Horizon. Более 20 тысяч разливов ежегодно, и половина из них — на счету «Роснефти». Это абсолютный мировой рекорд, в разы и десятки раз больше, чем у Shell, BP, ConocoPhilips, Chevron…
Надзорные органы указывают, что в 97% случаев причина утечек не воровство нефти и не чрезвычайное происшествие, а коррозия трубопроводов. Большинству труб больше 30 лет, и правила их эксплуатации нарушаются регулярно. Мы видим нефтепроводы, проложенные прямо по земле, болоту, или даже в ручьях, где они ржавеют от воздействия снега и влаги. В оставленных после ремонта ямах накапливаются нефтепродукты. Водоемы покрыты битумной пленкой, много погибших птиц и мелких зверей. В тех случаях, когда надзорные органы все-таки обнаруживают нарушение, компания не спешит его устранять. Рекультивация часто проводится кое-как: нефтяной шлам не вывозят, а просто запахивают в грунт или засыпают песком.
За долгие годы подобной практики естественные ландшафты полностью сменяет индустриальный ландшафт. Гибнет почти вся естественная растительность, выживает лишь несколько неприхотливых видов. Здесь, в субарктике, природа восстанавливается очень медленно, многие десятилетия пройдут, прежде чем над заброшенным нефтепромыслом снова сомкнется тайга.
Коренные жители этих краев — ханты, манси, ненцы — уже не могут заниматься своими традиционными промыслами. Из лесов исчезает дичь, в загрязненных водоемах все меньше рыбы, вместо оленьих пастбищ — дороги и бесконечные нефтяные разливы.
«Роснефть», уже превратившая целые области в Сибири в зону экологического бедствия, строит грандиозные планы по освоению Арктики. Вместо того, чтобы заменить свои ржавые нефтепроводы и восстановить залитые нефтью территории, она намерена вложить 500 миллиардов долларов в арктический шельф! Компания при полной поддержке правительства уже получила в Арктике акватории общей площадью более 1 млн км² и продолжает их расширять.
«Роснефть» громко заявляет о своей экологической политике в Арктике и о том, как она будет заботиться о северной природе. Возможно, на международных встречах в эти слова кто-то верит. Но мы здесь, среди залитых мазутом болот Сибири, и видим, как далеки заявления от практики.

Источник Гринпис России 

Возврат к списку